Что за человек в шарфе оказался рядом с Валиевой, когда она получала рекордные оценки?

Фиксируя мировые рекорды Камилы Валиевой на Finlandia Trophy, многие обратили внимание: рядом с ней в кисс-энд-край (КиК) сидел малознакомый на глаз мужчина в шарфе, не тренер из привычной бригады «Хрустального» (Тутберидзе, Дудаков, Глейхенгауз).

Что за человек в шарфе оказался рядом с Валиевой, когда она получала рекордные оценки?

Это Филипп Шветский – врач сборной России по фигурному катанию, который к тому же работает с группой Тутберидзе и вообще сопровождает наших в Эспоо.

Сначала – как так вышло и где были остальные?

• Этери осталась на хозяйстве в Москве. Обилие звездных учениц – это среди прочего еще и ответственность, занятость: надо работать с Щербаковой, Трусовой, Хромых, Усачевой, которые готовятся к стартам.

• С Валиевой и Косторной в Эспоо поехал хореограф Даниил Глейхенгауз. Он не пришел в КиК к Камиле, так как следующей на лед выходила Алена – ее надо было настроить и дать последние инструкции.

• А Сергей Дудаков – скромный и молчаливый гуру прыжков – занимается визовым вопросом перед этапами Гран-при.

Чтобы не бросать 15-летнюю Камилу в такой эпохальный момент, в КиК отправили Шветского, который обычно стоит где-то за спинами тренеров у борта. Сначала он держал в руках любимую салфетницу Валиевой – зайца Мелоди, затем передал ее Камиле и внешне спокойно встретил оценки.

Вот важные знания о Шветском – который уже запомнился иностранным болельщикам образом и мимикой.

Что за человек в шарфе оказался рядом с Валиевой, когда она получала рекордные оценки?

1. Его профиль на сайте госпиталя для ветеранов войн №2 говорит: врач-анестезиолог-реаниматолог высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук.

В этом же госпитале Филипп трудился на заре пандемии – весной 2020-го. Это реально передовая борьбы с ковидом, который тогда еще не так расползся по стране, но от этого не был менее страшным. И уж точно был более загадочным.

«Мы начали работать с тяжелыми больными, у которых новая коронавирусная инфекция протекает на фоне коморбидной патологии, то есть тяжелой хронической патологии органов и систем с ее декомпенсацией на фоне вирусной пневмонии. Это крайне тяжелая категория пациентов, требующая длительного лечения, в том числе и в условиях отделения реанимации и интенсивной терапии, с высоким риском летального исхода на протяжении всей терапии», – рассказывал Шветский РИА Новости.

2. Несколько месяцев спустя Владимир Путин объявил Филиппу благодарность за вклад в борьбу с COVID-19.

«Даже в кризисные моменты для всего человечества мы снова доказываем, что лучшие во всех сферах, за счет своей сплоченности, русского духа, заложенного генетически внутреннего патриотизма и героизма. И под этим знаменем мы победим», – отвечал Шветский.

3. Филипп уверенно ориентируется в специфике фигурного катания – он не просто классный врач, которого привлекли к команде.

Что за человек в шарфе оказался рядом с Валиевой, когда она получала рекордные оценки?

В 2020-м он обстоятельно разъяснял федерации, как вести себя спортсменам, выходящим с карантина на тренировки:

«Форсировать не стоит. И сразу прыгать на льду – не нужно. Не надо делать подкруты, поддержки… Даже танцорам. Как минимум три недели (если карантин не затянется) нужно плавно входить в работу, поскольку в противном случае это может привести к травматизму.

Можно раскатывать коньки. Просто кататься, скользить по льду, делать привычные движения, укрепляя связки, добавить аэробные нагрузки на земле. И только после этого постепенно переходить к таким элементам как вращения, прыжок в либелу, так далее. Подчеркну, я не говорю про прыжковые элементы.

Только по истечении минимум трех недель, при условии, что карантин, не затянется, надо будет смотреть по состоянию спортсмена и потихоньку переходить к тренировочным нагрузкам. Ну и ставить программы по ночам, потому что другого времени, скорее всего, не будет. Но это и так обычная практика».

4. Шветский в контакте с Алиной Загитовой – и она ему точно доверяет. По крайне мере, так было в 2020-м:

Что за человек в шарфе оказался рядом с Валиевой, когда она получала рекордные оценки?

– Кто по-хорошему мне «надоедает», и это правильно – Алина Загитова. С ней мы общаемся чаще, чем с другими, с самого начала карантина. Она молодец. Настоящая олимпийская чемпионка. Есть вопросы – звонит, спрашивает, днем, ночью… Так и должно быть.

– То есть Алина сейчас тренируется?

– Как раз по этим вопросам и звонит. И я как врач хотел бы отметить ее высокую сознательность и самоорганизацию. Она молодец. Поэтому на примере Алины хочу сказать остальным: если есть вопросы, не стесняйтесь, звоните, задавайте.

5. В начале 2016-го, когда наш спорт накрыла мельдониевая волна, случайно задело и Шветского.

«Спорт-Экспресс» тогда написал, что положительный допинг-тест фигуристки Екатерины Бобровой – не исключено, результат ошибки Шветского. Якобы тот мог перепутать ампулы и ввести Бобровой не то, что нужно, во время Евро-2016.

Филипп подал иск в суд с требованием компенсации в размере 1 рубля – все закончилось мировым соглашением.

***

«После Олимпийских игр в Сочи я гордился, что я русский, после Олимпиады в Пхенчхане я был горд, что я гражданин Российской Федерации. Сегодня я горжусь, что я русский врач. Я благодарен судьбе, что смог прижизненно испытать эти чувства», – говорил Шветский после благодарности от Путина.

Интересно, какие чувства он испытает после Пекина-2022?

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

два + семь =