«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

Алина Загитова заглянула в прямой эфир «Матч ТВ» в честь 5-летия канала и за статуэткой «Самая популярная спортсменка России» – и вряд ли скоро забудет этот визит.

Вместо непринужденной болтовни, подходящей к формату и привычной фигуристке по вылазкам на Первый канал, в студии с Дмитрием Губерниевым и Софьей Тартаковой случилось, возможно, самое нервное интервью в жизни Загитовой. 

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

Разумеется, натиск обеспечил Губерниев:

1. Задал вопросы, которые очевидно смутили Алину: «когда в последний раз виделись с Медведевой?», «какой для вас идеальный мужчина?», «как собираетесь возвращаться, если фигурное катание уходит вперед?».

2. Раскрутил на скороговорку – «ведущие не стесняются, вперед, Алин» – это отсылка к ее работе в «Ледниковом периоде» и занятиях с преподавателем по технике речи. 

3. Дал понять, что не слишком беспокоится за комфорт гостьи: «я задам вопрос-раздражитель», «я продолжу быть плохим полицейским».

4. Пик напряжения в студии – фехтование между Губерниевым и Загитовой: «страсти в фигурном катании задевают вам душу?» – «мне кажется, это вы хотели задеть мою душу» – «задел?» – «вам это не удалось» – «прекрасно, вы броня» – «у меня крепость, куда пропускаются только избранные».

Мы связались с Губерниевым, чтобы узнать: почему он так терзал Алину?

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– У вас – Загитовой, Тартаковой и тебя – был хотя бы примерный сценарий на это интервью? 

– Телевидение – работа коллективная, но в данном случае сценарий касался только общих фраз по поводу премии. Остальное я взял на себя, потому что понимал: спортсменка такого уровня, лицо другого канала приходит к нам на прямой эфир. Естественно, я решил использовать потенциал Загитовой по полной программе.

– Твои вопросы спровоцировали напряжение – так и задумывалось?

– Наши спортсмены, которые зачастую пребывают в тепличных условиях, обязаны – как и зарубежные – отвечать совершенно на любые вопросы. Удобные, неудобные, радостные, грустные… Это часть работы.

Применительно к Загитовой я говорю – спортсменка. Она не сказала, что уходит, и в том числе я об этом у нее спрашивал. Являясь действующей фигуристкой (пусть и на паузе) и действующей ТВ-ведущей, человеком публичным, взрослым – она вдвойне обязана отвечать на любые вопросы.

К Алине я питаю самые нежные и светлые чувства: прекрасная девушка, великая спортсменка, большая труженица. Мне было понятно, что надо попробовать задать ей самые разные вопросы.

«Мне кажется, вы хотели задеть мою душу». Губерниев пытал Загитову вопросами, которые ей не нравились

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– Заставить произносить скороговорку, если человек не хочет – не перебор?

– Она молодец, что это сделала. И не беда, что с ошибками. Еще раз: человек, пришедший на ТВ, собирающийся стать ведущим, должен быть готов ко всему. В свое время мы с Тиной Канделаки в программе Максима Галкина вступили в клинч по скороговоркам – и я выиграл. Все понимают, что выиграть у Тины в произношении скороговорок невозможно, но мне это удалось.

Когда я спросил про скороговорки, Алина сама заговорила про налима. Другое дело, что скороговорки нужно произносить не так, как Ирина Муравьева в фильме «Карнавал». Нужно произносить с определенными речевыми акцентами.

– Подумал в какой-нибудь момент, что сейчас Алина может сорваться?

– Я держал ситуацию под контролем. Понимал, что в любой момент что-то может пойти не так – но рядом была Соня Тартакова. И когда был задан вопрос про Медведеву, я увидел, что Загитова обескуражена и повернулась к Соне, ища поддержки. 

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

В этот момент Соня, которую я безгранично люблю, начала выполнять часть своей работы. Мы даже не играли роли хорошего и плохого полицейских – это само собой напрашивалось, что мы ими будем.

Все закончилось хорошо: я с огромным удовольствием встал на колено перед Загитовой, выражая весь трепет, всю любовь к ней. Алине понравилось. И вообще, после рекламы было заметно, что она освоилась и что ей интересно.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

Более того: когда на рекламе мы ее уже провожали, я успел перекинуться с ней парой слов по поводу техники речи. Алина сказала, что хотела бы работать так, как я. Я ответил, что могу ей помочь.

Есть методика Светланы Макаровой, которая меня учила. Это лучшая в стране методика. И я могу по ней работать с людьми – и делаю это на лекциях, различных мастер-классах, в учебных заведениях, в компаниях. Мастерство публичного эфирного выступления, техника речи, работа в команде, умение высказывать мысли так, чтобы вас слушали и понимали. 

Думаю, два-три занятия у меня – и Загитова заговорит совсем по-другому. 

🎧 У фигурного подкаста новое название – «Чистый хвост»! Сразу решаем, за кого мы – за Тутберидзе или Плющенко 

– Сложилось впечатление, что ты специально так замучил Алину, чтобы показать: она совсем не готова к той работе на ТВ, которая у нее есть.

– Это абсолютная неправда. Во-первых, она готова – и мы это видим в эфире. Во-вторых, предела совершенству все равно нет. В-третьих, интервью должно быть интересным. 

Ну давайте я вместо вопросов буду говорить: Алина, какая вы прекрасная, вы совершенно замечательная, невероятная, абсолютная богиня. Кому это будет интересно, кроме… сектантов? Привет, ребята, вы молодцы.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

Я работаю не для сектантов, а для всей страны. Мы видим опрос, где Загитова выиграла за явным преимуществом, но за нее проголосовало, по-моему, 35%. Остальные 65% проголосовали не за Алину.

И раз уж об этом зашла речь. Прошу заметить, что в опросе на самого популярного комментатора я выиграл с самым большим преимуществом – такого нет ни у кого из наших лауреатов. Я понимаю прекрасно, что пользователи Sports.ru, эти замечательные люди могут считать иначе. Кстати, я бы хотел отдельный привет передать чуваку под ником Майкл Шишкин – мой ребенок читает его. Майкл – звезда в моем доме.

Поздравляю Sports.ru с победой в номинации «Лучший сайт» – это большая номинация, вы молодцы. И горжусь, что произнес в эфире ваши фамилии – твою и Павла Копачева. 

– Спасибо. Слова Загитовой: «Мне кажется, вы хотели задеть мою душу». Действительно хотел?

– Нет, я хотел, чтобы было интересно людям. Мы работаем для людей. И даже задевая душу спортсменки, ты прекрасно понимаешь, что это кому-нибудь нужно. Ее душа, как и сама Алина интересны миллионам. И если ты разбередишь душу, то в унисон с ней будут страдать, наслаждаться или как-то реагировать фанаты, хейтеры и так далее.

После этого интервью я еще сильнее полюбил Загитову, хотя она и так была мне симпатична. Алине нужно объявить благодарность за профессиональное отношение к делу – за интервью на «Матч ТВ». Она не побоялась, пришла – и это огромная победа Загитовой, нашего канала.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– Ты видел ее работу в «Ледниковом периоде»?

– Конечно. У меня к Загитовой как к ведущей есть вопросы – было бы странно, если бы их не было. С Алиной нужно работать. По тому, что я вижу, работы явно недостаточно. 

На подобных проектах есть специфика – так называемая работа по уху. То есть в основном ведущим таких форматов рассказывают дословно, что надо говорить в эфире. Самое сложное – услышать, приноровиться к темпу и воспроизвести.

Я так работал пару раз – очень неудобно. В итоге ты либо читаешь текст, либо говоришь от себя – и это уже вопрос твоей подготовки. А когда суфлера нет и текста нет, надо проявлять себя по полной программе. Поэтому от Алины мы видим достаточно простые вопросы из серии «как прокомментируете свое выступление». 

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

На самом деле, это хороший вопрос – он не подразумевает ответ «да» или «нет». Но Алексей Ягудин – не без помощи «Матч ТВ» искусством телевизионного ведущего овладел, а Алина пока испытывает трудности из-за отсутствия опыта. 

Видно, что она готовится. Видно, что с ней занимаются. Нужно следить за дыханием, расстановкой акцента – это невозможно без изучения материала. Как я готовлюсь к биатлону, так и ей нужно внимательно смотреть выступление и потом спрашивать не только про ощущения, но и замечать недочеты, как-то провоцировать человека, задавать вопросы, чтобы вызвать эмоцию.

Телевидение – это эмоции. И вчера, когда я в эфире говорил про хейт и буллинг в свой адрес в связи с вопросами Алине, я это реально чувствовал спиной. И мне это нравится.

Премьера Загитовой в роли ведущей «Ледникового периода»: запиналась, волновалась и растерялась после шутки про пиццу

Если ты представитель публичной профессии, куда пошла Алина Загитова, будь готов к любому течению эфирной реки. Всегда можно заняться другим делом, стать непубличным человеком. Но Алина сделала выбор – и должна быть готова. Она как человек взрослый и умный все это понимает.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– Но обстановка вроде как предполагала эфир-чествование – Загитова пришла за статуэткой, а не за пыткой.

– Мы не просто чествовали… В подводке и первом вопросе мы излили всю любовь, уважение к Алине. А дальше абсолютно профессиональная история. И я понимаю прекрасно, какие моменты должны присутствовать в интервью, чтобы оно стало интересным, чтобы его разобрали на цитаты, чтобы люди об этом говорили.

В данном случае это плюс не только мне как журналисту, но и Алине: мы работаем как две реки, которые стремятся к одному морю, питаем одно и то же пространство.

– Кто-то по ходу эфира пытался тебя остановить – в наушник или из-за кадра?

– Во-первых, мне доверяют. Во-вторых, всем нравилось. С Загитовой пришла милая дама, и я ее на рекламе аккуратно спросил. Она ответила: мне безумно интересно то, что происходит в студии. Потом я поглядывал: она стояла за камерой и раскрыв рот наблюдала за происходящим.

Я видел, что по ходу эфира Алина действительно начала получать удовольствие.

– Она дважды демонстративно отворачивалась от тебя к Тартаковой.

– Первый раз я сам предложил ей это сделать. Во второй раз она воспользовалась шансом. И слава богу, что она пришла в роскошной мини-юбке. Я любовался ее лицом, ногами, фигурой. Когда она отвернулась, я любовался ее спиной – это нормально.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– Ты несколько раз за осень подкалывал Загитову по поводу незавершения карьеры – что удерживают деньги, статус, другие блага. 

– Я просто объясняю людям, что в этой ситуации происходит. Может, на месте Алины я поступил бы точно так же. 

Про деньги и блага – нормальная история: ты находишься на ставке ЦСП, плюс часть спонсоров приходит под действующего спортсмена. Задача – тянуть с уходом как можно дольше, это было у многих в разных видах.

Нельзя исключать, что Алина действительно вернется. Будет интересно посмотреть, как она вернется в группу Плющенко. Рудковская найдет многомиллиардный контракт, они вместе с Тутберидзе сядут в кисс-энд-край – обниматься, плакать, петь гимн. А я буду брать у них огромные интервью вместе с Гном Гномычем.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

– Как читателю/телезрителю чего тебе не хватило в этом интервью?

– По ходу эфира мне писала Яна Рудковская: молодец, мы смотрим – поставила кучу сердечек и сказала, что Плющенко оценил на 6 по 5-балльной системе. И я Алине говорю: видишь, Рудковская смотрит. А Алина: не может такого быть, вы меня обманываете. Я показываю ей переписку – и Алина в ответ: ничего себе…

В этой ситуации я был обязан задать вопрос: может ли Алина представить себе возвращение в большой спорт под руководством Евгения Плющенко? Но я не задал, и теперь пользуюсь площадкой Sports.ru: Алина, если вы вернетесь – можете себе представить, что вернетесь под руководством Плющенко или кого-то из тренеров его команды?

Плющенко, Рудковская и команда Тутберидзе взбесились: сливают переписки, грозят уголовкой, делят Загитову 

– Плющенко оценил интервью на 6 из 5. Как оценишь ты?

– Я считаю это интервью большой журналистской удачей. Считаю, что я просто сделал свою работу. Считаю, что Алина Загитова заслужила быть самой популярной спортсменкой за истекшие 5 лет, с чем ее поздравляю. И считаю, что она справилась, она в состоянии вырасти в большого профессионала на ТВ. У нее огромный потенциал, неплохая реакция.

«Два или три занятия у меня – и Алина заговорит совсем по-другому». Мы узнали у Губерниева, зачем он так терзал Загитову в прямом эфире

Я убежден, что в далеком или недалеком будущем будет проект, где мы с Алиной поработаем вместе. Этот опыт пригодится и мне, и ей. 

Единственное, мне бы хотелось еще увидеть ее на льду.

Фото: «Матч ТВ»; «Первый канал»; РИА Новости/Нина Зотина

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

2 × 3 =