Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

Спорт очень важен для молодого поколения. Дети хотят и любят заниматься спортом, и ребята с особенностями развития – не исключение. В идеале – заниматься в общей группе, если диагноз не усложнен особыми рисками для здоровья.

Такое взаимодействие полезно для всех сторон: ребята с ограниченными возможностями становятся частью большого коллектива, а другие дети больше узнают о мире и развивают эмпатию, становясь более терпимыми к чужим особенностям.

Nike совместно с футбольной школой «Метеор» уже запустил целый проект, где дети с ограниченными возможностями (ДЦП, нарушения зрения, протезы кистей/рук) на равных играют с обычными детьми. Главная идея – изменить общественное мнение и вдохновить спортивных функционеров помогать особенным детям в реализации их спортивной (и не только) мечты.

Мы расскажем, как спорт разрушает надуманные границы. И в теории, и на практике.

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

28 августа в Nike Box MSK (культурно-спортивный центр в Парке Горького) состоялся детский футбольный инклюзивный праздник. Помимо самого футбольного турнира, были и другие активности: йога для детей и родителей, различные игры с мячом.

Все это – часть большого проекта для интеграции детей с особенностями в общество обычных детей.

«Мы стараемся стирать различия, – говорит старший тренер футбольный школы «Метеор» Игорь Фомич, – У нас в общих группах играют ребята с протезами рук, слабовидящие дети, люди с сахарным диабетом». 

У «Метеора» понятный и логичный подход: искать аналогии в реальном футболе и раскрывать в каждом ребенке сильные игровые стороны, которые нивелируют проблемы: «Мы часто приводим примеры из профессионального спорта – например, был Эдгар Давидс, который долгое время играл в очках (страдал глаукомой – Sports.ru). Есть и Паралимпиада, где наши спортсмены показывают невероятный результат.

Тренер всегда находит положительные качества, которые перекрывают недостатки. Понятно, что человек без кисти руки не бросит аут. Но на всех занятиях до 10 лет мы разыгрываем ауты ногами через передачу или ведение, чтобы ребенок чаще встречался с мячом. У каждого свои сильные стороны: нет аутов, зато есть поставленный удар или цепкий отбор». 

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

Для особенных ребят спорт – гораздо больше, чем просто соревнование. Очень показательная история – от Марины Михайловой, мамы 15-летнего Антона, у которого лишний позвонок в шейном отделе пережимает артерии. Из-за этого – быстрая утомляемость и плохое кровообращение:

«Мне кажется, что все командные виды спорта полезны в плане социализации. Антон однажды участвовал в опросе о главных достижениях и назвал победу в хоккейном турнире, сказав: «Мы выиграли». И даже не упомянул, что сам стал лучшим игроком матча. В наше время очень важно чувствовать сплоченность и взаимовыручку.

Я рада, что он сам выбрал спорт. Мне даже психолог говорил: «Вы его не упрячете». Конечно, ему может быть обидно, что ровесники в чем-то сообразительнее, ловчее, но мы это принимаем. С этим надо жить».

Родители детей без физических особенностей в подавляющем большинстве тоже положительно относятся к проекту. 13-летний Александр Некрасов уже четыре года занимается в общей группе с абсолютно разными ребятами. Мама Мария только рада такому взаимодействию: «Я сама врач, и мой ребенок очень толерантно относится ко всем особенностям других людей. В команде все достаточно дружны, за все время не помню ни одного серьезного конфликта».

Но что делать, если внутри коллектива происходит столкновение? Игорь Фомич честно отвечает: «Бывает разный климат в команде. Решающую роль играет тренер – он старается не выделять детей, у которых есть видимые ограничения. Дети ведь сами не требуют никаких скидок – хотят, чтобы с ними считались. Если случается конфликт, тренер общими фразами, чтобы не задеть ребенка, объясняет другим детям, что в физических особенностях нет ничего страшного.

Родителям детей с особенностями мы объясняем, как будем работать. У каждого тренера есть сертификат «Внедрение детей с инвалидностью в занятия футболом». Правильно выстраивая диалог с ребенком, правильно объясняя технические и физические нюансы, мы максимально адаптируем его к общей группе».

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

Главный страх родителей – травмы. Они боятся повреждений на фоне диагнозов даже сильнее, чем каких-то перепалок. Мнение мамы 12-летнего Василия Кубрака, который тоже участвовал в инклюзивном празднике: «Интеграция – хороший процесс, я точно не против таких ребят, но мне кажется, что их сложно не травмировать. Что будет, если сбить ребенка на поле? 

Даже думаю, что конфликтов не стоит бояться, в игре на это не обращают внимание. Но вот травмы – большой вопрос». 

Мероприятия, где все дети играют на равных, кажутся чем-то совсем новым. Андрей Кардаш, отец 12-летнего Александра, считает, что в России на контрасте с другими странами пока все плохо: «Мы долгое время жили в Японии – в стране, где у людей с ограниченными возможностями на самом-то деле очень много возможностей. И города приспособлены: на любой станции метро есть лифт, удобные механические пандусы. Там это было всегда, у нас это только где-то как-то появляется».

Первые шаги кажутся успешными. Игорь Фомич рассказывает о масштабных планах на будущее: «Хотим раскрепостить как можно больше детей, избавить их от комплексов и зажатости, чтобы они жили обычной жизнью их сверстников: играли в футбол, вместе ходили на матчи, посещали разные мероприятия». 

Важно, что такие инициативы существуют не в вакууме и получают поддержку от тех, кто своим примером может привлечь к проблеме гораздо большее число человек. Полузащитник «Зенита» и сборной России Алексей Сутормин наградил победителей медалями и пообщался со Sports.ru о важности инклюзивного спорта.

Ниже – его лаконичный монолог.

– Проблема существует, и о ней надо говорить. Я рад, что такие мероприятия дают шансы раскрыть себя – для детей это очень-очень хорошо. Спорт ведь не только развивает тело, но и дает возможности для знакомств, для общения. Помню, как у нас в «Зените» проходили специализированные мини-сборы для особенных ребят, даже Сергей Богданович [Семак] принимал участие.

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

Тренеры должны находить индивидуальный подход к детям с особенностями, но сильно выделять их в команде считаю лишним. Не можем давать им сумасшедшие нагрузки, но основная тренировочная программа – почему нет? Да и самим ребятам интереснее, когда все играют серьезно.

У моих знакомых есть ребенок с задержкой в развитии – эта особенность, которую нужно просто ценить и уважать. И помогать развиваться – физически и психологически. Я не вижу ничего плохого в работе с психологами даже в профессиональном спорте. Думаю, что детям в силу их эмоциональности такая помощь еще нужнее.

Меня постоянно цепляет в маленьких городах минимальное количество спортивных площадок, где могли бы играть дети. Я, например, все свое детство проводил на футбольном поле. Сейчас появляются площадки, где одновременно можно заниматься разными видами спорта. Такого должно быть больше. И, конечно, нужно стараться улучшать инфраструктуру так, чтобы дети с особенностями тоже могли вести активный образ жизни.

Понятно, что не каждый ребенок с особенностями способен адаптироваться к нагрузкам в общей группе. Многое зависит от диагноза – и даже с конкретной болезнью диапазон физических возможностей сильно варьируется. Именно поэтому все решает индивидуальный подход.

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

Поиск, разработка и реализация индивидуальной программы под возможности конкретного ребенка – главная сложность в инклюзивном спорте. «Спорт всем полезен, но не всегда и не всех детей можно интегрировать в общую группу. Могут не сходиться темпы, программы. В большом коллективе это бывает проблемой», – считает психолог Ирина Брайнина.

В отношении особенных детей принят термин «инклюзия». Старший преподаватель факультета клинической и специальной психологии МГППУ Ольга Белозерская объясняет значение: «Это полное включение любого человека в социум, философия, подразумевающая, что между людьми нет отличий. Задача тех, кто занимается проблемами инклюзии, – внедрение этой мысли в общество, от верхов до низов». 

Резонный вопрос, который актуален для спортивных секций с разными детьми: что делать, если ребенок психологически потрясен, увидев человека с ограниченными возможностями? Нужно ли объяснять недуг?

Ирина Брайнина советует заблаговременно знакомить детей с этой темой: «Лучше не дожидаться конкретной ситуации, потому что реакция бывает очень сильной: удивление, испуг, страх неизвестного. Хорошо бы готовить заранее: не нужно бояться, нужно помогать таким людям. Это часть общественной жизни».

При этом взаимодействие с детьми с ограниченными возможностями может быть даже полезно для обычного ребенка. Ольга Белозерская объясняет: «Эмпатия развивается с нравственным становлением человека. Многое зависит от среды, окружения, установок, стереотипов. Именно поэтому лучше уходить от медицинских терминов, от диагнозов, от выделения. 

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

И очень важно опираться на ресурсные стороны ребенка. Говорить не о том, что он не может – это ведь очевидно, а о том, что он может, что у него получается. У каждого человека есть свои сильные и слабые стороны. С этим ничего не поделаешь».

При этом большая работа – на родителях. «Эмпатия ребенка часто зависит от эмпатии родителей. Многих учат: нельзя плакать, нельзя выражать гнев, нельзя выражать страх. В семьях, где чувства заморожены, редко вырастают эмпатичные дети.

Ребенок может размышлять: почему я должен делать кому-то скидку? Почему я должен эмоционально включаться в ситуации других детей? Это глобальная проблема», – рассказывает Ирина Брайнина.

Специалисты сходятся во мнении, что спорт – прекрасный фундамент для взаимодействия. Но есть нюансы. Вот мнение Ирины Брайниной: «Важно разграничивать паралимпийский и любительский спорт. Для профессиональных занятий необходима сильная психологическая опора. Паралимпийцы в этом смысле многим дадут фору. 

Но если мы говорим о ребенке, который еще сам не до конца осознал свой диагноз, все сложнее. Важна предварительная работа, чтобы понять, готов ли ребенок к психологической и физической нагрузке». 

Закрепим: спорт очень полезен, но ребенок должен сам прийти к физической активности. Ни в коем случае нельзя насильственно записывать детей в секции.

А как реагировать на агрессию? Ольга Белозерская анализирует: «У всех родителей детей с ограниченными возможностями есть собственные стратегии, как реагировать на непонимание со стороны общества. Главное – защитить ребенка, чтобы он не чувствовал дискомфорта. Если на какой-то площадке встретят маму, которая будет негативно относиться к их ребенку, они, вероятно, больше никогда не придут на эту детскую площадку. Чужую маму не переделаешь».

Инклюзивный спорт – это возможность для детей развиваться на равных со сверстниками

И еще – показательный эпизод от Ольги Белозерской, который вселяет надежду. Хотя работы еще много:

«Недавно я была в музее с одной из подопечных, девушкой с интеллектуальной недостаточностью. Я даже не сразу поняла, почему нам все так приветливо улыбаются. Я сейчас хожу с палкой, думала, внимание нацелено на меня. А потом поняла: настолько привыкла к нашим детям, что даже не замечаю, что они чем-то отличаются. А публика это видит и реагирует доброжелательным отношением. Это очень приятно. 

Но широкое общество пока далеко от разрушения стереотипов. Родителей и их детей обижают в общественном транспорте, в кафе, в магазинах, на улицах. У каждого человека своя внутренняя культура. Чем больше будет проектов и объяснений на эту тему, тем будет лучше».

***

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

одиннадцать − девять =