Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

В группе Этери Тутберидзе олимпийский сезон неожиданно стал сезоном перемен.

Алена Косторная перед первым этапом Гран-при сменила обе программы: короткую – на предполагавшийся показательный номер New York, New York; произвольную – на Lovely Билли Айлиш, которую частично катала на весеннем шоу Тутберидзе.

Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

У Александры Трусовой – очередные эксперименты с контентом: в начале сезона она пыталась совместить амбициозные пять квадов в произвольной с тройным акселем в короткой, после травмы перешла к облегченным наборам в обеих программах. Возможно, к чемпионату России будет некий промежуточный вариант: восстановить уникальную техническую сложность за месяц может быть непосильной задачей.

Майя Хромых на Warsaw Cup, который идет параллельно с французским этапом Гран-при, неожиданно попробовала новый контент в короткой программе: добавила тулуп (получился двойной, но планировался, конечно, тройной) не к флипу, а к лутцу.

Выгода от перестановки невелика – каскад и так стоял во второй половине программы – но лутц чуть дороже флипа, поэтому в бонусной зоне выгоднее иметь его. Кроме того надбавки считаются по более сложному прыжку в каскаде, что тоже делает новую расстановку Майи чуть более эффективной. Отличный пример – протоколы Алены Косторной и Анны Щербаковой на Гран-при: первая откатала прошлый набор Хромых, вторая – обновленный.

У самой Щербаковой во Франции тоже случилась премьера: восточная короткая The Songs of Distant Earth в исполнении Кирилла Рихтера сменилась драматичной Dangerous Affairs от Инона Зура.

Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

Будь Тутберидзе начинающим тренером, который готовит к Играм первую и единственную фигуристку, можно было бы объяснить лавину изменений паникой и неуверенностью в собственных силах. Но с «Хрустальным», похоже, происходит обратное – команда Этери настолько не сомневается в себе, что с каждым стартом декларирует: постоянные обновления ничего не стоят ни им, ни их ученицам.

Обеспечить постоянную швею группы Ольгу Рябенко непрерывной работой по созданию новых платьев? Легко.

Отправить юниорку Петросян на этап Кубка России без тренеров, потому что их на всех не хватает? Без проблем, Аделия к тому же исполнила там четверной риттбергер – первой в истории женского одиночного.

Поставить десяток олимпийских программ силами одного хореографа – Глейхенгауза? Можем даже менять их по ходу сезона.

Этери всегда была тренером, выжимающим максимум не только из действующих правил, но и из тенденций оценивания. Именно поэтому она безжалостно избавлялась от несчастливых или просто неудобных платьев (яркий пример – смена нарядов Медведевой к «Анне Карениной» 4 года назад), а также от программ, показавшихся ей не слишком удачными.

Выстрелившие постановки Тутберидзе, наоборот, с радостью оставляет на второй сезон: «Ангел» Косторной, «Дон Кихот» Загитовой, «Девочка на шаре» Валиевой.

Вряд ли кто-то представляет, скольких дополнительных часов на льду и нервов стоило обновление программ Ани и Алены. Но пока кажется, что оба изменения пошли на пользу: Косторная ко второму старту уже привыкла к постановке под Лайзу Миннелли и катает ее с явным удовольствием, премьера Щербаковой во Франции тоже удалась.

Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

Вариант с восточной короткой, конечно, не был откровенно плохим – скорее, он подошел бы в любой другой сезон. Кроме олимпийского, на который – по законам жанра – должна выпасть лучшая постановка цикла. У Ани же явно вспоминались куда более удачные программы: и загадочный «Парфюмер», и прошлогодняя «O Doux printemps d’autrefois» были сильнее.

В новой постановке, пожалуй, есть то, чего не хватало программе под Рихтера – нужные для олимпийского льда нерв и драма, в которой органична Щербакова.

Быстрый темп – вызов для Ани; в произвольной тоже есть скоростной отрывок (под «Мастера и Маргариту»), но он приходится на середину проката – здесь же приходится держать скорость всю программу. И это тоже важное усложнение для Щербаковой – пусть и не в прыжковом наборе.

Возможно, решение поменять короткую Ани пришло после ее оценок за компоненты на итальянском этапе. 34,82 – на 2,3 балла ниже, чем на чемпионате мира, и на 1,33 меньше, чем на дебютном Гран-при Валиевой. Есть менее прагматичная версия: штаб Тутберидзе счел, что две олимпийские короткие под Кирилла Рихтера (у Щербаковой и Валиевой) – повод обвинить группу в кризисе идей. В таком случае и задвоение Бет Харт исчезло по этой причине: блюз у Хромых остался, а у Косторной – исчез.

Учитывая то, что у Щербаковой сейчас сложности с реализацией своего технического максимума в короткой, ставка на компоненты оправдана. Каскад лутц-риттбергер пока не прозвучал ни на одном из трех турниров сезона: недокрут на Budapest Trophy, двойной тулуп вместо тройного риттбергера на итальянском Гран-при, запланированная замена на лутц-тулуп во Франции.

Качество прокатов Щербаковой и Косторной оказалось настолько близким, что промежуточная победа любой из них вызвала бы минимум вопросов.

Разрыв в технике – меньше балла: Алена проиграла уровнем на дорожке и той самой разницей в расстановке прыжков, с которой сейчас экспериментирует Майя Хромых. Все остальное решили компоненты, причем выросли они относительно первого этапа у обеих: у Косторной на 1,15 балла, у Щербаковой – на 1,52.

Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

В кисс-энд-крае Алена была озадачена: вспомнила, что в Финляндии месяц назад набрала на 2 балла больше с идентичным по качеству прокатом – в обоих единственной ошибкой стал третий уровень на дорожке. Три четверти разницы между оценками составляют надбавки – и это немного странно: с качеством элементов во Франции все в порядке, а флип-тулуп в бонусной зоне выглядел так, будто он вернулся прямиком из лучшего сезона в карьере Косторной.

Главный вопрос, которым до последнего задавалась и сама Алена – нужен ли ей был сегодня тройной аксель.

«Почему я прыгала не тройной аксель, а двойной? Прямо перед выходом на старт, в тот момент, когда меня вызывали на лед, я общалась с тренерами. И Этери Георгиевна сказала: «Прыгай двойной аксель». Я подумала о том, что, может быть, пойти бы в тройной, но во время того, как поехала программу, решила, что не буду спорить с тренером. И прыгнула двойной».

Для победы в короткой программе над Щербаковой 3,5 оборота, конечно, нужны. Даже тройной аксель в Канаде, отминусованный судьями, стоил на 2,5 балла дороже идеального двойного французского. Падение тоже не несло больших рисков: баллы всех соперниц, кроме Ани, к моменту выступления Косторной были уже известны, и никто из них не получил даже 70.

Проблема в том, что ошибка на трикселе каждый раз в этом сезоне выбивала Алену из колеи: она заметно ухудшалась в презентации и начинала волноваться об остальных элементах. Сегодняшний прокат короткой – пожалуй, лучший за долгое время по вовлеченности Косторной в программу, даже если оценки этого не отразили.

Меняя программу Щербаковой, Тутберидзе не паникует, а показывает силу. Новая постановка лучше – в ней раскрываются все козыри Ани

Сейчас, когда шансам на выход Алены в финал Гран-при практически ничего не угрожает, а борьба с Аней начинается практически с чистого листа, время рисковать точно настало: на чемпионате России Косторной вряд ли хватит бюджетного, но чистого набора, и его точно будет недостаточно против четверного (а может, и двух) Щербаковой в произвольной программе в субботу.

Олимпийский сезон – время подписаться на телеграм-канал автора

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

семнадцать − 1 =