Похоже, Москвина ошиблась с программой (и музыкой) для Мишиной и Галлямова. Это неудачный трибьют СССР, не понял даже Авербух

Крутихина – об очень спорной постановке.

Если бы на открытых прокатах в Челябинске вручали медали, золото в парах увезли бы Анастасия Мишина и Александр Галлямов. Но их произвольная программа – одна из самых спорных постановок.

Покритиковал пару даже лояльный Илья Авербух: «Москвина сказала: мы готовы к любым мнениям и даже музыку менять, если что. Для меня – хорошее выступление, но программы я, честно, не увидел. Боюсь встречаться с Тамарой Николаевной после этого».

Похоже, Москвина ошиблась с программой (и музыкой) для Мишиной и Галлямова. Это неудачный трибьют СССР, не понял даже Авербух

Ниже – несколько причин, почему музыку действительно стоит поменять. Накануне в Челябинске чемпионы мира катались под «Метель» и «Время, вперед!» от Георгия Свиридова.

В 70-х «Время, вперед!» Ирины Родниной и Александра Зайцева поднимало зал, но сейчас прокат под эту композицию производит совершенно другой эффект. Изменилась музыкальная мода, а самое главное – техника. Скорость и идеальная синхронность, которые требовались в парном катании тех лет, трудно показывать, когда все 4 минуты программы заполнены элементами.

История создания произведения тоже крайне далека от высоких материй фигурного катания.

«Написал я эту музыку в 1965 году. Кинорежиссер Михаил Швейцер, с которым я познакомился на фильме «Воскресение», решил ставить фильм по Катаеву. Особой поэзии в романе, сказать по правде, я не обнаружил, это хроника строительства. Однако появилась мысль вначале у Швейцера дать ряд документальных кадров для того, чтобы помочь зрителю перенестись в атмосферу начала 30-х… Годы ломки «старого», «застойного», обветшавшего, умершего, то, что называлось крылатым словом Есенина «Русь уходящая», – рассказывал Свиридов.

Есть и другой вариант: восприятие постановки затрудняет даже не конкретная композиция: в конце концов, иностранные болельщики и судьи точно избегут наших ассоциаций с началом новостной программы, а историю создания музыки знают далеко не все. Возможно, проблема – в неудачной склейке.

Слишком резко плавная, лирическая «Метель» переходит в напористое «Время, вперед!», а внезапно появляющиеся за минуту до смены темпа вокал и колокольный звон не проясняют концепцию.

Возможно, Москвиной стоило взять не классическое исполнение произведения – слишком монументальное для юных Мишиной и Галлямова – а одну из современных версий.

Сама по себе идея склеить несколько отрывков из Свиридова не нова: тот же прием использовался в олимпийской произвольной Алексея Ягудина в Нагано. Иронично, что катался он тогда как раз у партнера Москвиной по спортивному прошлому – Алексея Мишина.

У Ягудина-1998 в нарезке еще больше фрагментов, но, как ни странно, сама программа воспринимается более цельной: может, потому что нет такого резкого контраста между медленными частями и кульминацией.

Сама Москвина объясняла концепцию программы пары так: «В первой романтической части мы видим молодых людей, охваченных эмоциями и чувствами друг к другу. Вторая часть – стремление вперед к реализации их мечты. Время идет, и молодежь стремится к чему-то новому, отличному от прошлого поколения».

От выступления Мишиной и Галлямова пока противоположное ощущение: их программа, наоборот, выглядит трибьютом советскому парному катанию, а не чем-то свежим и оригинальным. Кроме того все в том же разговоре с Татьяной Фладе Саша и Настя говорят, что их цель – кататься быстрее. Скорость действительно не самая сильная сторона пары, а стремительная музыкальная концовка только подчеркивает их неторопливость.

Тренеры-конкуренты Москвиной уже несколько раз прямо или косвенно упрекали ее в проблемах со вкусом: Людмила Великова говорила, что программы Тамары Николаевны (для Бойковой и Козловского) понравятся скорее пожилым людям, а Нина Мозер критиковала за отсутствие новизны. Этери Тутберидзе, упоминая, что ей не нравятся программы парников, не называла фамилий, но очевидно, что и она имела в виду в первую очередь Москвину – главного человека в этой дисциплине.

Похоже, Москвина ошиблась с программой (и музыкой) для Мишиной и Галлямова. Это неудачный трибьют СССР, не понял даже Авербух

Конечно, в тренерской карьере Тамары Николаевны было много удачных программ: от «Чаплина» Бережной и Сихарулидзе до «Февраля» Кавагути и Смирнова. Выбор «Эсмеральды» для тех же Мишиной / Галлямова и «Бонда» для Бойковой / Козловского, может быть, не настолько блестящий, но достаточно точный – не зря обе эти постановки оставались на второй сезон подряд.

Проблема в том, что главные соперники Мишиной и Галлямова – китайцы Вэньцзинь Суй и Цун Хань, чья сильная сторона – постановки.

Очевидно, что отличную Rain, In You Black Eyes не оставят на олимпийский сезон: и судьи, и болельщики уже знают ее наизусть. О новых программах пары ничего не известно, а учитывая то, насколько редко китайцы появляются на стартах в последние годы (по объективным причинам – виновато здоровье), постановки могут не раскрыть еще долго.

У Суй и Ханя важный козырь: Игры пройдут в Пекине. Есть и другой фактор, о котором не принято говорить, но невозможно не учитывать: Вэньцзинь и Цун остановились в шаге от золота на прошлой Олимпиаде, а это дополнительный повод для сомневающихся судей встать на их сторону. Наконец, парное катание в этот раз стоит позже других видов: к началу соревнований в этой дисциплине россияне при удачном раскладе уже получат золото у женщин и в команде. А это еще один аргумент для ISU отдать первое место в парах хозяевам.

Конечно, промахнуться с программами могут и китайцы. Собственно, это произошло на прошлой Олимпиаде, когда Суй и Хань, к тому времени уже отметившиеся шикарной Blues for Klook и трогательной Bridge Over Troubled Water, внезапно взяли придавивший их ко льду «Турандот».

Давила не столько музыка, сколько ответственность: под эту же оперу катался тренер дуэта Хунбо Чжао, и постановка выглядела не штучным продуктом для Вэньцзинь и Цуна, а ремейком на великих предшественников. Схожесть проявлялась даже в том, что Суй сделали прическу, как у партнерши Чжао – Сюэ Шень.

Мишина и Галлямов по-прежнему очень хороши технически: на прокатах Настя сдвоила сальхов в произвольной (впрочем, он не удался и Александре Бойковой, и Евгении Тарасовой), но с остальными элементами – никаких проблем. Пока соперница по группе (Бойкова) с прошлого сезона отчаянно борется с выбросами, Мишина эффектно выезжает флип и риттбергер: за взрослую карьеру выброс на соревнованиях пара испортила всего один (!) раз.

Похоже, Москвина ошиблась с программой (и музыкой) для Мишиной и Галлямова. Это неудачный трибьют СССР, не понял даже Авербух

Психологическая устойчивость и стабильность – тоже их плюс: на дебютном ЧМ Настя и Саша получили положительные GOE абсолютно за все элементы, а уровень потеряли только на подкрутке и дорожке шагов в короткой программе.

Понятно, что судьям свойственно работать по инерции: уже заработанные в Стокгольме компоненты, скорее всего, станут отправной точкой для этого сезона. На том ЧМ Суй и Хань не смогли оторваться от Мишиной и Галлямова во второй оценке, но они точно положат все силы на то, чтобы привезти шедевры на домашние – и, очевидно, последние Игры.

И тогда очарования молодости и безупречной техники может не хватить.

Еще больше о контрольных прокатах – в телеграм-канале автора

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

четырнадцать − 12 =