В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

В сентябре в Оберстдорфе разыграли оставшиеся после ЧМ-2021 олимпийские путевки. Марк Кондратюк и Винсент Чжоу подтвердили максимальную квоту своих стран в мужском одиночном, а Алиса Лью спасла третью путевку США в женском катании.

Кроме фигуристов на Игры претендовали и судьи – только у них все решала жеребьевка. Их квоты, как и у спортсменов, не именные: они выдаются конкретным странам, которые до 8 октября направляют в ISU фамилии представителей.

Самое главное из результатов судейской жеребьевки:

1. Во всех видах личного турнира свой арбитр будет только у Канады и Китая. Россия и США остались без судьи в мужском катании, Японии не досталось представительство в бригаде у женщин. Вряд ли такой расклад критичен, скажем, для Нэтана Чена, но он точно может помешать Коляде и Кихире бороться за подиум.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

2. Самая ровная жеребьевка получилась в танцах: как минимум в одном виде в панели окажутся США, Канада, Россия и Франция. В парном катании за медали поборются, скорее всего, Китай и Россия – и обе страны везут в Пекин своего судью.

3. В командном турнире без арбитров осталась Россия – единственная из стран, претендующих на золото в этом виде. По 3 судьи выставят Испания, Австрия и Италия; у США, Китая и Японии – по двое представителей в бригаде.

Меньше всех повезло Грузии: ее фигуристы выступят во всех дисциплинах (и даже в командном турнире!), но единственного грузинского судью забанили за излишне активную поддержку Мориса Квителашвили на ЧМ-2021.

Но так ли нужен свой арбитр в бригаде? И почему судьи часто манипулируют оценками, не боясь дисквалификации?

По правилам национальное пристрастие – повод для дисциплинарного разбирательства и последующего отстранения судьи от работы. Но результаты соревнований уже не пересмотреть, а банят арбитров в последние годы только за вопиющие нарушения, поэтому субъективности никто не стесняется.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

На пекинской Олимпиаде у США не будет своего судьи в мужском катании, но в 2018-м американка попала в бригаду на произвольную: поставила Чену и Риппону на 11 баллов больше, чем в среднем другие судьи, а Ханю отодвинула за Чжоу. Впрочем, легендой тех Игр стала китаянка, в личном зачете которой Боян Цзинь победил – впоследствии ее дисквалифицировали.

У судей из России и Латвии чемпионкой прошлой Олимпиады стала Евгения Медведева, а в танцах на льду по версии нашего арбитра бронзу взяли Боброва / Соловьев. На ЧМ-2021 в женском катании Карен Чен попала на третье место у американки Пегги Грэм, хотя в итоговой таблице фигуристку от него отделили 9 баллов.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

Ва-банк идут даже маленькие федерации. В ритм-танце на Nebelhorn Trophy борьба развернулась в конце десятки: Израиль, Венгрия и Австрия пытались обеспечить своим фигуристам место на Олимпиаде. Протоколы выглядят странно: разрыв между наименьшей и наивысшей оценками у дуэта Харрис / Чан достиг 13 баллов, у Ичилов / Абекассис – 12.

Конечно, судьи не всегда помогают своим спортсменам и топят конкурентов. Например, японский арбитр в Пхенчхане дал Ханю в сумме за две программы всего на 4,5 балла больше, чем в среднем ставили его коллеги, при этом не занижал оценки другим фигуристам. Свежий пример – единогласное первое место в произвольной ЧМ-2021 у Мишиной и Галлямова от всей бригады, включая китайца.

На первый взгляд, судейство защищено от манипуляций: самая высокая и самая низкая оценки не идут в зачет, а состав арбитров на произвольную программу частично меняется. Но система бессильна против коалиций, основанных как на географическом соседстве, так и на взаимовыгодном временном сотрудничестве.

Отследить такие договоренности сложно, а доказать почти нереально: нужно сопоставить оценки в разных видах и понять, какое отклонение от среднего балла вызвано субъективным мнением арбитра, а какое заранее согласовано с партнером по бригаде.  

Известный факт: в Пхенчхане канадка (по совместительству – глава национальной федерации фигурного катания) Лианна Кэрон судила оба танца, а француз – только короткий. Борьба между Виртью / Моиром и Пападакис / Сизероном была такой плотной, что оба арбитра не стеснялись тянуть свой дуэт и принижать соперников.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

Арбитры из других стран ставили обе пары максимально близко друг к другу, но неожиданный перекос наблюдался в оценках японца, который дал французам в сумме за две программы на 6 баллов меньше, чем канадцам, хотя в итоговом протоколе разница составила меньше балла.

Ситуация становится еще интереснее, если знать, что в мужском катании канадский арбитр так болел за Ханю и Уно, что оценивал их щедрее японского судьи, притом что его оценки другим фигуристам были в пределах нормы.

Девять судей, выставляющих надбавки за элементы и оценки за компоненты, решают многое, но не все. Техническая бригада тоже влияет на результаты: и если спортсменам с идеальными прыжками щепетильность арбитров только на руку, то их соперникам неожиданные недокруты могут сильно испортить протоколы.

В составе технической бригады пять человек: технический специалист с ассистентом, технический контролер, а также операторы ввода данных и видеоповтора. Два последних сотрудника сильно облегчают работу команды, но не ставят оценки и не вмешиваются в судейство.

Оставшиеся члены технической бригады идентифицируют исполненные элементы, выставляют уровни, находят недокруты и неверные ребра. Если технический специалист и его ассистент расходятся во мнениях, право решающего голоса принадлежит контролеру.

Впрочем, даже такая двойная проверка – не гарантия безошибочного судейства: на первенстве России в феврале 2021-го бригада засчитала четверной прыжок Егора Рухина тройным. Татьяна Тарасова эмоционально предложила дисквалифицировать виновных на год, не учтя, видимо, что техническим контролером у парней был вице-президент ISU Александр Лакерник.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

В отличие от судей, техбригада всегда выступает под флагом ISU, хотя все знают, что Галина Гордон-Полторак – полячка, Ванесса Гусмероли – француженка, а Фабио Бьянкетти – итальянец.

Главное следствие этого правила – национальность членов техбригады не учитывается при формировании судейской коллегии, а значит, вполне возможна ситуация, когда турнир оценивают сразу двое представителей одной страны: просто они выполняют разную функцию. Такое было, например, в женской произвольной сочинской Олимпиады, когда техническим контролером назначили Александра Лакерника, а судьей стала Алла Шеховцова. Выиграла тогда Аделина Сотникова.

Правила не запрещают время от времени менять специализацию. Та же Шеховцова за свою долгую карьеру успела побыть и судьей, и рефери, и техническим контролером, причем работала во всех видах фигурного катания. Дэвид Молина умудрялся сменить роль судьи на технического контролера в пределах одной серии Гран-при сезона-2019/20.

Техническая бригада смотрит повторы с единственной камеры, изображение с которой недоступно телезрителям. Но по словам Славки Гринцовой (она была ассистентом технического специалиста в том самом произвольном танце на ЧЕ-2020, когда компьютеры сломались перед выступлением Пападакис и Сизерона), чтобы заметить погрешности, хватает даже ее. «Правда в том, что чем больше мы пересматриваем прокат, тем больше находим ошибок. Поэтому мы стараемся ставить на повтор только некоторые элементы – те, в которых мы не уверены».

Хотя список всех одобренных ISU судей, контролеров и специалистов утверждается еще в августе, окончательный состав техбригады объявят только перед Олимпиадой. Такая интрига несколько снижает вероятность того, что кто-то попытается оказать влияние на арбитров.

Олицетворением принципиальности (по версии некоторых – предвзятости) в последние годы стал нидерландский арбитр Йерун Принс – автор первой во взрослой карьере Медведевой отметки о неверном ребре на лутце. Он же был техническим контролером на этапе Гран-при во Франции, где бригада придралась к лутцам Загитовой, а также прыжкам Косторной.

В олимпийском команднике фигуристов, где Россия фаворит, не будет наших судей. Насколько это критично и можно ли отследить манипуляции?

Впоследствии Принс даже извинился за это: «Используя все доступные ракурсы, сейчас я бы поставил только лишь неясное ребро на лутце в каскаде с риттбергером в короткой программе. С нашей же камеры ребро было точно плоским или даже слегка внутренним. Если же смотреть с верхней части арены или из-за спины, то здесь уже внутреннего ребра не видно».

Еще один категоричный специалист – японец Шин Амано. Пример работы бригады с его участием – протоколы Винсента Чжоу на все том же Nebelhorn Trophy: вопросов по докрутам не возникло только на трех прыжковых элементах из десяти в двух программах. Принципиально Амано отработал и на ЧМ-2018: не пожалел ни новую олимпийскую чемпионку Загитову, ни японку Мияхару.

Выигрывать без своих судей, конечно, можно: это давно доказали Ламбьель, Тен и Фернандес. Но системе судейства, завязанной на одной камере и 12 субъективных арбитрах, точно нужны перемены.

Олимпийский сезон – время подписаться на телеграм-канал автора

Источник: sports.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

два × один =